Форум города Ханты-Мансийска
19 ноября, воскресенье

Рассказы и показы города Зеро и других авторов / Отпуск

Cуть темы

Семён Петрович тупо хотел в отпуск. Монотонность будней становилась всё более вязкой и обволакивающей. Ощущение опустошённости, растущее с каждым днём, было достаточно странным. Просыпаясь утром, Семён Петрович надеялся на то, что великая пустота ожидания отпуска уже достигла каких-то границ и уже не будет расти, но к вечеру он обречённо обнаруживал, нет, края всё ещё не видно.
Марфа Никитична, уже вернувшаяся с мужем из какой-то далёкой страны, свежая и отдохнувшая, нет-нет, да и съезжала в обычных разговорах ни о чём, на то, как где-то там пахли сады, какие вкусные были ягоды с экзотическими названиями, как они гуляли вечером вдвоём и совершенно позабыли о работе.
Даже жизнерадостность нового сотрудника отдела Коли Беглова не могла пробиться сквозь асфальтобетонное покрытие усталости, придавившей мозг Семёна Петровича. Николай был воодушевлён, полон энтузиазма и обычно излагал какие-то сведения, относившиеся к прежнему месту работы. Семён Петрович слушал, вставлял иногда короткие и веские реплики, но всё чаще и чаще ловил себя на мысли, что всё это ему совершенно не интересно. Тяга в отпуск только усиливалась.
Фрол Фомич, начальник отдела, в котором работал Семён Петрович, как раз ушёл в отпуск. Но в обычной своей манере остался в родном городе и никуда не ходил, и не ездил. Разве что на дачу и может быть на рыбалку. Хотя вероятней всего из-за гипертрофированной ответственности за всё происходящее в организации, он лежал на больничной койке под присмотром врачей и надеялся успеть подлечиться до конца отпуска, чтобы не бросать доверенный ему участок работы и обойтись без больничного.
Мысли Семёна Петровича раз за разом возвращались к тому моменту, когда он, без преувеличения, вырвется из душной атмосферы производственного процесса, уедет туда, где будет жарко и влажно, где можно ходить в шлёпанцах и не думать ни о чём, а просто смотреть на море, закат, взять в кафе стаканчик чая и неспешно смакуя, расслабиться в мягком плетёном кресле. А потом пойти в номер, немного почитать перед сном и выспаться. Встретить свежее утро, спокойное тёплое море, тишину и лёгкий шорох и плеск воды, разрезаемой сильными гребками, ощутить ласковый ветер, приносящий с гор чужой, но в тоже время очень знакомый запах сосен. Возможно познакомиться с какими-нибудь престарелыми иностранцами и говорить им каждое утро «морген». Или поддерживать лёгкую беседу с молодыми девушками, о том, что все мужики козлы и сволочи, а если вдруг повезёт, поговорить при луне с настоящей женщиной, только лишь поговорить.
Но всё это было ещё так далеко, и каждый раз, когда в мозг Семёна Петровича приходила мысль «мне нужен отпуск» он почему-то вспоминал сталелитейный завод.

Код защиты
Сортировать сообщения по дате:
Последние вверху
Последние внизу
12.07.2013 09:59:14 Анонимно
Да..... отпуск ты где?????? Хочу тебя.......Сил моих больше нет.............
12.07.2013 08:22:32 Skipper
Активность:
82.70%
Отпуск
Семён Петрович тупо хотел в отпуск. Монотонность будней становилась всё более вязкой и обволакивающей. Ощущение опустошённости, растущее с каждым днём, было достаточно странным. Просыпаясь утром, Семён Петрович надеялся на то, что великая пустота ожидания отпуска уже достигла каких-то границ и уже не будет расти, но к вечеру он обречённо обнаруживал, нет, края всё ещё не видно.
Марфа Никитична, уже вернувшаяся с мужем из какой-то далёкой страны, свежая и отдохнувшая, нет-нет, да и съезжала в обычных разговорах ни о чём, на то, как где-то там пахли сады, какие вкусные были ягоды с экзотическими названиями, как они гуляли вечером вдвоём и совершенно позабыли о работе.
Даже жизнерадостность нового сотрудника отдела Коли Беглова не могла пробиться сквозь асфальтобетонное покрытие усталости, придавившей мозг Семёна Петровича. Николай был воодушевлён, полон энтузиазма и обычно излагал какие-то сведения, относившиеся к прежнему месту работы. Семён Петрович слушал, вставлял иногда короткие и веские реплики, но всё чаще и чаще ловил себя на мысли, что всё это ему совершенно не интересно. Тяга в отпуск только усиливалась.
Фрол Фомич, начальник отдела, в котором работал Семён Петрович, как раз ушёл в отпуск. Но в обычной своей манере остался в родном городе и никуда не ходил, и не ездил. Разве что на дачу и может быть на рыбалку. Хотя вероятней всего из-за гипертрофированной ответственности за всё происходящее в организации, он лежал на больничной койке под присмотром врачей и надеялся успеть подлечиться до конца отпуска, чтобы не бросать доверенный ему участок работы и обойтись без больничного.
Мысли Семёна Петровича раз за разом возвращались к тому моменту, когда он, без преувеличения, вырвется из душной атмосферы производственного процесса, уедет туда, где будет жарко и влажно, где можно ходить в шлёпанцах и не думать ни о чём, а просто смотреть на море, закат, взять в кафе стаканчик чая и неспешно смакуя, расслабиться в мягком плетёном кресле. А потом пойти в номер, немного почитать перед сном и выспаться. Встретить свежее утро, спокойное тёплое море, тишину и лёгкий шорох и плеск воды, разрезаемой сильными гребками, ощутить ласковый ветер, приносящий с гор чужой, но в тоже время очень знакомый запах сосен. Возможно познакомиться с какими-нибудь престарелыми иностранцами и говорить им каждое утро «морген». Или поддерживать лёгкую беседу с молодыми девушками, о том, что все мужики козлы и сволочи, а если вдруг повезёт, поговорить при луне с настоящей женщиной, только лишь поговорить.
Но всё это было ещё так далеко, и каждый раз, когда в мозг Семёна Петровича приходила мысль «мне нужен отпуск» он почему-то вспоминал сталелитейный завод.
Просто улыбаемся и машем, парни. Улыбаемся и машем.